Информационный портал ветеранов 47 б. к. ОВРа КТОФ

СКР проекта 50

Первая мировая война выявила необходимость создания ещё одного класса лёгких кораблей – сторожевых кораблей с назначением охраны судов и транспортов в море от атак подводных лодок, торпедных катеров и самолётов, несения дозорной службы, активной поддержки действия сухопутных войск в шхерных районах. В отечественном ВМФ вопрос о проектировании сторожевых кораблей был поднят уже в 1924 г. Проектные проработки показали, что для осуществления поставленных задач такие корабли должны иметь скорость хода около 30 узлов, дальность плавания экономическим ходом (16 узл.) около 1500 миль, нести торпедное оружие, глубинные бомбы, артиллерийские установки калибром около 100 мм, зенитную артиллерию и пулемёты. Уже к 1927 г. технический проект сторожевого корабля типа «Ураган» (позднее ему присвоен был № - проект 2) был разработан и утверждён. Это были первые боевые корабли спроектированные и построенные при Советской власти. Полное водоизмещение корабля составляло 534 тонны, длин 71,5 м., скорость хода 25,8 узла, вооружение 2 х 102 мм, 4 х 45 мм артустановки, один 3-х трубный 400 мм торпедный аппарат, экипаж - 101 чел. В 1927 г. были заложены 8 ед. кораблей проекта, из них 6 ед. в Ленинграде, 2 ед. в Николаеве. Впоследствии проект корабля дважды корректировался и последовательно получил №№ 4 и 39. При этом каких-то значительных изменений проекта не происходило. По пр. 4 в Ленинграде и Николаеве были заложены 4 ед. кораблей (СКР «Метель», «Вьюга», «Гром», «Бурун»). В разобранном виде эти корабле были перевезены во Владивосток и там собраны на Дальзаводе. Эти корабли впоследствии вошли в состав созданного соединения ОВР. По пр. 39 опять же в Ленинграде и Николаеве были заложены 6 ед. из них 2 ед. (СКР «Молния», «Зарница») были перевезены в разобранном виде и собраны на Дальзаводе. Всего до 1938 г. было построено 18 ед. сторожевых кораблей этого типа, 8 ед. из них пополгили корабельный состав Тихоокеанского флота. В 1937 г. руководство ВМФ выдало тактико-техническое задание на проектирование сторожевого корабля более крупного, быстроходного, сильнее вооружённого чем скр типа «Ураган». Таковым стал проект 29. Полное водоизмещение корабля нового проекта достигло 995 тонн, длина – 85,7 м., скорость хода 34 узла, дальность плавания (15 узлов) 2700 миль, число орудий главного калибра (100 мм) доведено до 3-х. До начала войны по этому проекту было заложено на 3-х заводах 14 ед. кораблей (в Ленинграде на заводе № 190 – 8 ед., в Николаеве на заводе № 198 – 4 ед., в Комсомольске-на-Амуре на заводе № 199 – 2 ед.). Всего предполагалась серия из 30 ед. До начала войны были спущены на воду 3 ед. С началом войны строительство кораблей проекта было приостановлено. За годы войны достроен только один корабль.
Вытекающим из опыта войны требованиям, как показали выполненные проработки, в полной мере не отвечали находящиеся в постройке сторожевые корабли пр. 29. Тем не мене 6 ед. по откорректированному проекту 29К в 1947-51 г.г. были достроены (два заводом № 199 в Комсомольске-на-Амуре (СКР «Альбатрос», «Буревестник»), два заводом № 190 в Ленинграде, два заводом № 820 (бывший германский «Шиххау») в Калининграде. Опыт войны выдвинул гораздо более высокие требования к сторожевым кораблям. Прежде всего выявилась необходимость придания им высоких мореходных качеств, обеспечивающих безопасное плавание при любом состоянии моря, с возможностью использования оружия при волнении 5-6 баллов. Потребовалось усиление артиллерийского вооружения за счёт применения универсальных установок главного калибра, способных вести стрельбу по морским и воздушным целям, оснащении скорострельными зенитными автоматами, средствами дистанционного автоматического управления арт. огнём с использованием РЛС обнаружения надводных и воздушных целей. Необходимо было повышение эффективности торпедного оружия за счёт применения более крупного калибра торпед, усиление противолодочного вооружения увеличением запаса бомб и применения реактивных бомбомётов. Добиться необходимого улучшения ТТХ скр на базе пр. 29 с более радикальной переработкой проекта оказалось невозможным, и было принято решение о проектировании нового корабля. Им стал проект 42. На основании оперативно-тактического задания ВМФ двумя КБ – ЦКБ-32 и ЦКБ-53 на конкурсных началах была произведена разработка предъэскизного проекта. Проектирование осуществлялось в 2-х вариантах – с дизельной и паротурбинной установкой. ТТЗ на проектирование, разработанное ВМФ на основании предъэскизных разработок, было утверждёно Постановлением Совета Министров СССР 27 июня 1947 г.. Проектирование было поручено ЦКБ – 32 в Ленинграде. Главный конструктор Жуковский Д.Д., главный наблюдающий от ВМФ капитан 1 ранга Сагоян А.П. Технический проект был утверждён уже в декабре 1947 г. Впервые в отечественном флоте корабль такого класса получил гладкопалубную архитектуру, также винты и два руля не выступали за основную плоскость, что обеспечивало сравнительную безопасность плавания на отмелях и в устьях рек. Стандартное водоизмещение корабля составило 1 339 тонн, полное – 1679 тонн. Следует заметить, что водоизмещение нового скр было всего на это всего на 400 тонн меньше водоизмещения эсминца предвоенной постройки проекта 7, его ширина была соизмерима с шириной эм, , по длине же он был на 16 м короче (96,1 м). Все требования ТТЗ в проекте были выполнены. Назначением сторожевого корабля явилось эскортирование конвоев, несение дозорной службы, участие в десантных операциях и постановка минных заграждений. Для выполнения этих задач корабль обладал следующими тактико-техническими элементами:
- полная скорость хода 29,6 узл., дальность плавания при боевой экономической скорости 14 узлов до 2810 миль (вместо 2000 миль, предусмотренных заданием);
-ГЭУ паротурбинная, двухвальная, расположение ГЭУ эшелонное (в 4-х отсеках – в двух котельных и двух машинных отделениях, в итоге корабль стал двухтрубным), главные котлы КВ-42, главные турбозубчатые агрегаты (ГТЗА) мощностью по 14000 л.с. каждый;
- электроэнергетическая система корабля (ЭЭСК) на переменном токе, 220 В, 50 Гц (впервые в отечественном кораблестроении на серийных кораблях), общей мощностью 550 кВт ( два турбогенератора (ТГ) по 150 кВт, два дизель-генератора (ДГ) по 100 кВт, один стояночный ДГ 50 кВт);
- артиллерийское вооружение в составе 4-х одноорудийных 100 мм универсальных установок Б-34УСМ с системой управления стрельбой, 4 –х 37 мм автоматов в 2-х спаренных установках В-11;
- торпедное вооружение включало в себя один 3-х трубный торпедный аппарат для торпед калибром 533 мм;
- бомбовое вооружение состояло из 4-х бомбомётов БМБ-1 (позже заменённые на РБУ-2500), и двух кормовых бомбосбрасывателя;
- радиолокационное и гидроакустическое вооружение имело в своём составе РЛС обнаружения надводных и низколетящих воздушных целей «РИФ», РЛС обнаружения воздушных целей «Гюйс-1МН», ГАС для обнаружения ПЛ «Тамир-5Н».
 
Головной корабль пр. 42 СКР «Сокол» был заложен в Калининграде на заводе № 820, основанном на базе германского завода «Шихау», восстановленном в кратчайшие сроки после войны, 17 августа 1949 г., спущен на воду 11 сентября 1950 г., принят в состав ВМФ 29 июня 1951 г. Всего до 1953 г. этим заводом была порстроена вся серия в 8 единиц. Корабли вошли в состав Северного флота – 6 ед., и в состав Балтийского флота – 2 ед. В последующем 3 ед. кораблей проекта с СФ были перечислены в состав Каспийской флотилии и были переведены на Каспий по внутренним водным путям.
В 1949 г. рассматривался вопрос о разработке нового сторожевого корабля проекта 44 со 100-мм артиллерией в двух палубно-башенных установках, с 45-мм автоматами в 2-х счетверённых стабилизированных установках и 25-мм автоматами в 2-хсчетверённых нестабилизированных установках. По расчётам, выполненным в эскизном проекте, стандартное водоизмещение корабля составляло уже более 1600 тонн. Это было соизмеримо с водоизмещение эсминца пр. 7.
При рассмотрении в правительстве вопроса создания сторожевых кораблей проекта 42 (а тем более проекта 44) и организации их строительства крупной серией их водоизмещение было признано неприемлемо большим. Было принято решение ограничить серию кораблей пр. 42 8-ю единицами, не смотря на перспективы корабля, подтверждённые положительными результатами, полученными в 1951 г. при испытаниях головного корабля СКР «Сокол». Причин в отказе от крупносерийного строительства этих кораблей можно найти достаточно много, и прежде всего решение Председателя Совета Министров СССР И.В. Сталина. Это решение имело много причин. Некоторые из них не нашли документального подтверждения и остались только в обрывочных воспоминаниях руководителей ВМФ и промышленности тех лет. Прежде всего, продолжалась эволюция взглядов со стороны военного и политического руководства страны. Вновь возникал вопрос, на которые так и не было чёткого и однозначного ответа в тот период: «Какие же конвои должны были охранять эти корабли? Когда развитие экономики СССР в послевоенные годы было вновь ориентировано на «круговую оборону от империалистов и полную автономность государства». Для несения же дозорной службы и охраны небольших прибрежных конвоев требовались корабли меньших размеров. По мнению И.В. Сталина, новый сторожевой корабль должен быть водоизмещением 1000 – 1100 тонн, а лучше 900 тонн и предназначаться для несения пограничной и разведывательной службы. Желание ВМФ получить более крупный сторожевой корабль Сталин расценивал как «обезьянничание», указывая, что не следует копировать американцев и англичан, которые имеют сырьевые базы за океаном и поэтому действительно нуждаются в сторожевом корабле, способном сопровождать транспорты на продолжительных океанских переходах. В итоге по личному указанию И.В. Сталина началась разработка ТТЗ на новый сторожевой корабль с полным водоизмещением 1200 тонн проекта 50.
20 июня 1950 г. Совет Министров утвердил задание на разработку нового сторожевого корабля проекта 50. В задании полное водоизмещение корабля строго ограничивалось 1200-мя тоннами. Для уменьшения водоизмещения было снижено даже требование по дальности плавания экономическим ходом до 1000 миль. Упрощалось артиллерийское вооружение установкой палубных нестабилизированных 100-мм орудий, таких же, как и на скр пр. 42. Совет Министров СССР обязал Министерство судостроительной промышленности и Военно – морское Министерство разработку скр проекта 50 и постройку головного корабля произвести в следующие сроки:
- закончить разработку эскизного проекта в сентябре и представить в октябре 1950 г. в Совет Министров;
- закончить разработку технического проекта в феврале и представить в марте 1951 г. в Совет Министров;
- начать постройку головного корабля во 2-м квартале 1951 г. и предъявить его к государственным испытаниям
В 3-м квартале 1952 г.
Проектирование сторожевого корабля пр. 50 начало специальное конструкторское бюро Министерства судостроительной промышленности в Ленинграде. Затем в марте 1952 г. техническая документация проекта и часть конструкторских кадров были переведены в Калининград в конструкторское бюро при судостроительном заводе № 820. Главным конструктором проекта в начале был Жуковский Д.Д., затем его сменил Неганов В.И., на заключительном этапе проектирования с конца 1953 г. – Купенский Б.И.. Весь период проектирования наблюдающим от ВМФ был капитан 1 ранга Авдеев В.С.
За основу проекта был взят естественно проект 42. В июле-августе 1950 г. велись согласования различных технических вопросов, которые позволили ли бы обеспечить получение заданного водоизмещения и необходимых мореходных и боевых качеств корабля. Однако в заданных размерах так и не удалось полностью выполнить требования по ветростойкости. Проведённые исследования показали, что обеспечить заданное водоизмещение возможно только при линейном размещении главной энергетической установки (ГЭУ), т.е. два главных котла (ГК) побортно в одном отсеке (котельном отделении), два главных турбозубчатых агрегата (ГТЗА) побортно в другом смежном отсеке (машинном отделении), что естественно снижало живучесть ГЭУ и корабля в целом. В процессе проводимых исследований рассматривалась схема и из двух машинно-котельных отделений (МКО), т.е. в одном отсеке ГК и ГТЗА. После многочисленных споров остановились на линейном расположении ГЭУ. В ходе проектирования было уделено серьёзное внимание достижению высоких мореходных качеств. В этих целях большой объём исследований с испытанием различных вариантов формообразований корпуса на моделях был проведён в опытовых бассейнах. Были тщательно отработаны формы носовых обводов корпуса в ЦНИИ – 45. Носовые образования корпуса по сравнению с пр. 42 были значительно заострены. Всё это в конечном итоге привело, как было выяснено на испытаниях головного корабля проекта, к более лучшей мореходности, с точки зрения заливания и брызгообразования на волнении, по сравнению с скр пр. 42 и эсминцев пр. 30бис, имевших большое водоизмещение. Следует заметить, что из-за интенсивного заливания забрызгивания носовой части корабля у скр пр. 42 на волнении более 4-х баллов использование оружия существенно затруднялось. На испытаниях головного корабля проекта также было отмечено, что достаточно значительно снизилась вибрация кормовой оконечности корпуса опять же по сравнению с скр пр. 42 и эсминцев пр. 30бис. На скр пр. 42 из-за повышенной вибрации пришлось проводить даже укрепление кормовой части корпуса. Корабль, как и скр пр. 42, имел два руля, но винты из-за большого диаметра (снижение оборотов) выступали за основную линию, что ухудшило условия прохода по внутренним водным путям и сделало более опасным плавание на отмелях и в устье рек. Вместе с тем корабль имел меньшую осадку.
В ходе проектирования особое внимание также обращалось и на снижение массогабаритных характеристик оружия, вооружения, оборудования опять же с целью уложиться в заданное водоизмещение. При обеспечении высоких боевых и эксплуатационных качеств корабля. Так предполагалось заменить две носовые 100-мм артиллерийские установки Б-34 УСМ на одну спаренную установку закрытого типа с теми же орудиями 100-мм. Разработка такой установки тогда велась в ОКБ – 172. Делались попытки также заменить МБУ – 200 на МБУ – 600 и 37-мм автоматы на 25-мм. Но всё же окончательно состав вооружения корабля отличался от пр. 42 только уменьшением количества 100-мм артустановок Б-34 УСМ с 4-х до 3-х, количеством труб торпедных аппаратов (ТА) с 3-х до 2-хи уменьшением боекомплекта артиллерии на 15 %.
Эскизный проект был выполнен в срок. В процессе его рассмотрения Врио Военно-морского министра адмирал Головко А.Г. утвердил предложение по замене 4-х БМБ-1 на 4-е БМБ-2. Стандартное водоизмещение, полученное в эскизном проекте, составило 1 059 тонн. Технический проект был также выполнен в назначенный срок. В нём стандартное водоизмещение увеличилось до 1 069 тонн. Вследствие дополнительных свободных объёмов в междудонном пространстве, полученных на корабле при проектировании, даже при существующем стандартном водоизмещении, появилась возможность принятия в них почти вдвое больше топлива (при наибольшем водоизмещении), дополнительно 120 тонн в перегрузку, и тем самым довести дальность плавания почти до 2 000, т.е в два раза больше чем предусматривалось заданием на проектирование. Постоянно вызывало нарекание наличие только двухтрубного ТА вместо традиционного трёхтрубного. При утверждении технического проекта было принято решение обязать СКБ-700 МСП по заказу МТУ ВМС разработать в 1951 г. технический проект трёхтрубного ТА применительно к кораблям проекта 50. В дальнейшем эти аппараты были разработаны и устанавливались на кораблях проекта.
Корпус корабля исполнялся также как и у проекта 42 гладкопалубным, но с ещё большей продольной седловатостью в носовой части, был однотрубным, с одной мачтой и двумя надстройками. По всем боевым постам и помещениям, за исключением бомбового погреба № 6, мичманского отсека и румпельного отделения, расположенным в кормовой части корабля, обеспечивался закрытый проход, что было необычным для такого небольшого корабля и обеспечивало безопасность перемещения личного состава по кораблю в штормовых условиях. Весь корпус исполнялся электросварным, за исключением соединения верхней палубы с бортом и съёмными листами. В дальнейшем при испытаниях общая и местная прочность корпуса были признаны вполне удовлетворительными. Противоосколочной бронёй толщиной 7-8 мм были забронированы отсеки ГЭУ, ходовая рубка и щиты артиллерийских установок.
Для ГЭУ корабля проекта 50 были разработаны в СКБК котлы нового типа КВГ – 57/28 с дутьём в топки, когда на проекте 42 использовались типа КВ – 42 с вентиляторным дутьём в закрытые котельные отделения. Параметра пара при этом были идентичными: рабочее давление – 28 кг/см2, температура перегретого пара 3700С. Габариты данного типа котла были меньшими по сравнению с котлами, установленными на кораблях пр. 42, и это позволяло разместить два котла в одном котельном отделении. Забегая вперёд, следует отметить, что новая конструктивная схема корабельного котла была положена в основу создания высокофорсированных малогабаритных котлов для всех классов надводных боевых кораблей последующей постройки. Была решена и задача последующей высокой форсировки топки с увеличением её тепловой нагрузки в 3 раза. На проекте были применены и ГТЗА нового типа ТВ – 9. ГТЗА ТВ – 9 представлял собой однокорпусную активно-реактивную однопроточную турбину мощностью в 10 000 л.с, однопроточного поверхностного конденсатора, расположенного вдоль оси с раздвоением мощности. ТВ – 9 мог запускаться в работу из холодного состояния, что существенно сокращала время на ввод ГЭУ. В период проведения госиспытаний серийных кораблей обнаруживались поломки рабочих лопаток турбин. Специальная комиссия под председательством профессора Гринберга М.И. выяснила, что указанная поломка происходит из-за резонансных колебаний на полных передних и задних ходах. По этому вопросу Совет Министров СССР в апреле и сентябре 1954 г. принимал постановления об исправлении данных дефектов. В связи с этим вводилось временное ограничение максимальной скорости хода до 25 узлов. Ограничение было снято в 1955 г. На ходовых испытаниях корабль развил полную скорость хода при нормальном водоизмещении (50 % запасов топлива, воды) 29,5 узла при 386 об/мин винтов. Несмотря на снижение оборотов винтов по сравнению с пр. 42 избежать эрозии на всасывающих сторонах лопастей у ступиц винтов так и не удалось.
Электроэнергетическая система корабля была принята на переменном токе напряжением 220 В, частотой 50 Гц. Суммарная мощность ЭЭСК составляла 425 кВт. Она включала в себя два турбогенератора (ТГ) мощностью по 150 кВт каждый, один дизельгенератор (ДГ) мощностью 100 кВт (дизель 7Д6), один стояночный Г мощностью 25 кВт.
На корабле по проекту устанавливались три 100-мм одноствольных универсальных палубных артиллерийских установок типа Б-34УСМА, две в носу и одна в корме, с дальностью стрельбы 22 км., досягаемостью по высоте 15 км, темпом стрельбы 15 выстрелов в минуту, 200-ми выстрелами в погребе. Наводка артустановок осуществлялась автоматически при помощи дистанционного управления и вручную. Это была первая отечественная универсальная установка с автоматическим дистанционным управлением от дальномерного поста. Для управления стрельбой 100-мм артиллерии устанавливался стабилизированный дальномерный пост СВП-42-50, совмещённый с антенной РЛС системы управления «Якорь», система управления (СУ) «Сфера-50». РЛС «Якорь» имела дальность действия по морской цели 180 кбт, а по воздушной цели до 165 кбт. В дальнейшем РЛС «Якорь» менялась на РЛС «Якорь-М2» В качестве зенитной артиллерии устанавливались 4-е 37-мм автомата в двух спаренных артиллерийских установках В-11, с дальностью стрельбы 8,4 км, досягаемостью по высоте 4 км, темпом стрельбы 360 выстрелов в минуту и автономным наведением.
В качестве торпедного вооружения на корабле проектом предусматривалась установка одного 3-трубного ТА с боекомплектом из 3-х торпед 533-мм калибра в аппарате с системой управления стрельбой от центрального прибора. ТА предназначался для стрельбы только прямоходными парогазовыми торпедами 53-38, 53-39, 53-39У, 53-51. Позже с появлением противолодочных торпед применялись торпеды типа СЭТ-65.
В качестве противолодочного вооружения на корабле проектом предусматривалась установка в носу бомбомётной установки МБУ-600 с 24 направляющими (бомба Б-30М, с дальностью стрельбы 644 м, глубиной поражения 330 м). Позже при модернизациях по проекту 50ПЛО она была заменена на две 16-ти ствольных реактивных бомбомётных установок типа РБУ-2500 (бомба РГБ-25, калибр 213 мм, с дальностью стрельбы 2,8 км, глубиной поражения ПЛ 330 м.), с дистанционным управлением и размещённым в носовой части корабля побортно. В кормовой части корабля устанавливались 4-е 1-но ствольных бомбомёта БМБ-2 (бомба ББ-1, калибр 430 мм, с дальностью стрельбы 120 м, глубиной поражения ПЛ 330 м.). Позже с установкой РБУ-2500 они были демонтированы. В кормовой части корабля побортно имелись два кормовых бомбосбрасывателя.
В качестве радиотехнического вооружения вооружения на корабле проектом предусматривалась установка
ГАС «Пегас – 2» с подкильной антенной, явившейся одной из ГАС 1-го поколения, работавшая в режимах эхо – и шумопеленгования и имевшая дальностью обнаружения до 2 – 3 км. На испытаниях было установлено, что на скорости хода до 20 узлов данная ГАС была способна обнаруживать ПО, находящуюся на перископной глубине на дальности 14 кбт (2,6 км)., а якорные мины на дистанции 7 кбт. Уже в ходе строительства на кораблях более поздней постройки устанавливались ГАС «Пегас – 3М», «Геркулес». В качестве навигационной РЛС предусматривалась установка РЛС «Линь», позволяющая обнаруживать надводные цели на дальностях до 25 км. В качестве РЛС обнаружения надводных и воздушных целей предусматривалась установка РЛС «Гюйс – 1М4» с дальностью обнаружения надводных целей до 8-10 км, воздушных – до 40-50 км. Позже вместо данной РЛС устанавливалась более эффективная РЛС «Фут-Н» с дальностью обнаружения до 25 км, воздушных – до 50 км. На корабле проекта устанавливалась и боевая информационная система (БИУС) «Планшет-50», предназначавшаяся для координации работы корабельных средств освещения обстановки, отображения её на планшетах, обработки информации, определения элементов движения целей. При этом обеспечивалось одновременная обработка данных по 4-5 надводным и 7-9 воздушным целям.
В качестве штурманского вооружения, средств связи устанавливались принятые в то время на вооружение в ВМФ образцы техники.
Непотопляемость корабля обеспечивалась его делением на 11 водонепроницаемых отсеков. По расчётам корабль должен был оставаться на плаву при затоплении любых двух смежных отсеков, при условии сохранения «сухими» отсеков, смежных с затопленными. При этом остойчивость корабля будет всегда положительной (h > 0). Наиболее опасно получение повреждений кораблём, находящимся в стандартном водоизмещении, т.к. при этом водоизмещении корабль имеет наименьшую остойчивость. Результаты расчётов наиболее опасных случаев повреждения показали, что корабль пр. 50 обладает сравнительно высокими показателями непотопляемости и остаётся на плаву, сохраняя положительную остойчивость при затоплении в некоторых случаях более 2-х смежных отсеков. Так корабль остаётся на плаву, сохраняя положительную остойчивость при:
- затоплении 4-х смежных отсеков в районе 0 – 59 шпангоутов и наличия фильтрационной воды на нижней палубе в районе 59 – 80 шп;
- отрыве носовой оконечности до переборки 59 шп и наличия фильтрационной воды в трюме в районе 59 – 80 шп.;
- затоплении 3-х смежных отсеков в районах 30 – 80 , 80 – 129 шп;
- затоплении 4-х смежных отсеков в районе 59 – 129 шп., но только при полном водоизмещении;
- затоплении 3-х смежных отсеков в районах 129 – 172 ,117 – 162 шп;
- отрыве кормовой оконечности до переборки 129 шп.
Гибель корабля от потери остойчивости (его опрокидывание) могла наступить при:
- отрыве носовой оконечности до переборки 59 шп. и несимметричном затоплении 2-х смежных отсеков в районе 59 – 96 шп. и при отсутствии топлива в запасных цистернах;
- резко несимметричном затоплении 4-х смежных отсеков в районе 59 – 129 шп. при стандартном водоизмещении;
- несимметричном затоплении 4-х смежных отсеков в районе 117 – 172 шп. при стандартном водоизмещении;
- отрыве кормовой оконечности до переборки 129 шп. и несимметричном затоплении 2-х смежных отсеков в районе 96 – 129 шп..

 

 

0 – 7 шпангоут 
– форпик, шкиперская, малярная и такелажная кладовые;
7 – 30 шпангоут  
– цепной ящик, шпилевая и электромеханическая кладовая, кладовая мокрой провизии и рефрижераторная камера, отсек ПОУ ГАС «Пегас»,  кубрик № 1 (на 10 чел.), хоз. мастерская, баня, гальюн команды,      разде   вальная, умывальная, тамбур;
30 – 45 шпангоут
– погреб № 1 артбоезапаса ( 200 выстрелов, 100 мм), артиллерийская     кладовая,  бельевая кладовая, кубрик № 2 (на 24 чел.),     кубрик № 3 (на  21чел.), каюта культпросвет. работы, канцелярия;
45 – 59 шпангоут
– цистерны пресной воды №№ 1, 2, погреб № 2 артбоезапаса
( 200  выстре   лов,100 мм), погреб №3 противолодочного боезапаса (бомбы  Б-30М -72 шт, позже бомбы РГБ-25), кубрик № 4 (на 34 чел.), кубрик    № 5 (на 20 чел.), кладовая ЗИП,   кладовая хлеба и расходной провизии,     кают-компания офицеров,    пост наводки МБУ-600 (РБУ-2500);
59 – 80 шпангоут
– цистерны топлива №№ 1, 2, 3, коффердам, гиропост, отсек лага, цен   траль ный  артиллерийский пост, пост "Компонент", каюты офицерского состава   №№1-7, секретная канцелярия, гальюн, душевая офицерского состава, офицерскмй  коридор,  агрегатная РЛС "Фут-Н", каюта  командира корабля, служебный там бур, пост РЛС "Фут-Н",  камбуз,Носовая электростанция, шифр. пост, рдиорубка, Ч-блоки РЛС  "Фут-Н" и "Нептун", ходовая рубка, штурман ская  рубка, сигнальная рубка;
80 – 96 шпангоут
– цистерны топлива №№ 4, 5, 6, цистерны питательной воды №№ 1, 2, котельное отделение;
96 – 117 шпангоут
– цистерны топлива №№ 7, 8, 9, тёплый ящик № 1, 2, сточная масляная цистерна  №№ 1, 2, цистерна сепарированного масла №№ 1, 2 машинное (турбинное) отделение;
117 – 129 шпангоут
– цистерны топлива №№ 10, 11, цистерна грязного конденсата № № 2, 4, цистерна  смазочного масла № 1, коффердам, отсек вспомога-тельных   механизмов, кормовая  электростанция, механические кладовая и мастерская,    тамбур, АУ В-11;
129 – 144 шпангоут
– коридоры гребных валов (дейдвудных труб), цистерны топлива №№ 12, 13, цистерна дизельного топлива № 1, погреб № 4 артбоезапаса  (4000    выстрелов,  37мм (В-11),погреб №5 артбоезапаса (200 выстрелов,100мм),   кубрик № 6 (на 38 чел.);
144 – 162 шпангоут
– цистерны топлива №№ 14, 15, 16, коффердам, погреб противоло-дочного   боезапаса № 6 (бомбы ББ-1), помещение вентиляторов, каюты мичманов    №№ 8, 9, 11, кают-компания мичманов, кладовая медикаментов, лазарет,коридор, гальюны мичманов и лазарета;
162 – 174 шпангоут
(ахтерштевень)
– цистерны топлива №№ 17, 18, пост управления бомбосбрасывателями,    румпельное отделение.
  
Основные проектные тактико-технические элементы:
Водоизмещение:стандартное -1068 тонн, нормальное -134 тонны, полное -1200 тонн;
Главные размерения: длина наибольшая / по КВЛ – 91,6 / 86 м, ширина наибольшая / по КВЛ -10,2 / 9,6 м, осадка средняя при полном водоизмещении- 2,7 м.;
Тип и мощность ГЭУ:  двухвальная, паротурбинная, главные котлы 2 х ГК КВГ 57/28 паропроизводитель-ность по 57т/час, давление пара пара 28 кг/см, температура пара 370 С, главные турбозубчатые агрегаты 2 х ГТЗА ТВ-9, мощностью 10 000 л.с. каждый, номинальная частота вращения гребных валов – 445 об/мин, винты фиксированного шага;
Электроэнергетическая
система:
 Переменный ток, 220 В, 2 х ТГ по 150 кВт каждый, 1 х ДГ (7Д6), 100 кВт, 1хДГ (стояночный), 25 кВт, суммарная мощность 425 кВт;
Скорость:
полного свободного хода – 29,5 узлов;
боевая экономическая – 14,5 узлов;
Дальность плавания:
2000 миль при боевой экономической скорости хода,
320 миль – при полной скорости хода;
Мореходность: не ограничена;
Запасы: 
топливо (мазут Ф-5)  – 232 тонны;
топливо (дизельное) – 4,5 тонны;
масло моторное – ? тонны;
масло турбинное – ? тонн;
вода питьевая – 26 тонн;
вода котельная (питательная) – 24 тонны;
Автономность:       5 суток;
Вооружение:  
Штурманское: Гирокомпас «?», магнитные компасы «УКП – М1» и «УКП – М3», лаг МГЛ - ?, эхолот НЭЛ – ?, радиопеленгатор АРП – 50Р;
Артиллерийское:
3 х 1 100-мм универсальные палубные артиллерийские установки
Б – 34УСМА (две АУ в носу, одна в корме) с автоматическим дистанционным наведением от дальномерного поста. СУ РЛС «Якорь» (позже «Якорь – М2»), СУ стрельбой «Сфера – 50», стабилизированный визирный пост СВП – 42-50, совмещённый с РЛС «Якорь»;
 2 х 2 37-мм спаренные автоматические артиллерийские установки В – 11 (В – 11М);  
Противолодочное:1 бомбомётная установка МБУ-600 с 24 направляющими бомбы (Б-30М – 72 шт. в погребе). Позже при модернизациях вместо этой бомбомётной установки установлены 2-е РБУ – 2500 (16-ти ствольные, бомбы РГБ - 25) в носу побортно с дистанционным управлением;
 4 бомбомётные установки БМБ-2 (глубинные бомбы ББ-1) в корме. Позже они были демонтированы;
 2 кормовых бомбосбрасывателя;
Торпедное: 1 х 3 533-мм торпедный аппарат (прямоходные парогазовые торпеды 53-38, 53-39, 53-39У, 53-51, с принятием на вооружение противолодочных торпед СЭТ-65);
Средства связи:  Коротковолновые передатчик и приёмник, станция УКВ, аппаратура ЗАС,
всеволновый приёмник «Волна – 2К», ГГС;
Радиотехническое:  РЛС «Гюйс – 1М4» обнаружения воздушных и надводных целей (позже РЛС «Фут – Н»), РЛС навигации «Нептун» (позже РЛС «Линь», «Дон», аппаратура системы опознавания «Факел» (позже «Нихром»);
Гидроакустическое: ГАС «Пегас – 2» (на кораблях более поздней постройки ГАС «Пегас – 3М», «Геркулес»);
 
БИУС: «Планшет-50»;
Экипаж: 168 человек (в том числе 11 офицеров). По некоторым данным 189 чел.
Сравнение скр пр. 50 первых серий с зарубежными аналогами показывает, что если по ходовым качествам наш скр превосходил их, то по дальности плавания существенно уступал. Это объяснимо тем, что наш скр для сопровождения океанских конвоев не предназначался. Интегральная оценка вооружения показывает, что скр пр. 50, находился на уровне СКР «Батлер» ВМС США постройки времён 2-й мировой войны, но уступал СКР «Дили» постройки 50-х годов. По артвооружению, если рассматривать только дальность стрельбы, и величину минутного залпа, то наш скр превосходил аналоги, однако их башенные установки позволяли использовать артиллерию в условиях более интенсивного забрызгивания и волнения. Наконец автоматические 76-мм артустановки СКР «Дили» были значительно более эффективны при стрельбе по воздушным целям. По противолодочному вооружению превосходство СКР «Дили» было значительным, т.к его торпедные аппараты использовали уже самонаводящиеся противолодочные торпеды, реактивный бомбомёт Мк108 имел эффективную дальность стрельбы 2,5 кбт, ГАС имела дальность обнаружения более 30 кбт. Позже при модернизациях скр по пр. 50ПЛО противолодочное вооружение и средства его обеспечения стали отвечать тому времени и корабль по своим возможностям сравнялся с зарубежными аналогами.
Строительство сторожевых кораблей проекта 50 было развёрнуто на трёх судостроительных заводах: № 445 (позже завод им 61 Коммунара) в г. Николаев, № 820 (позже завод «Янтарь») в г. Калининград и №199 (позже завод им. Ленинского комсомола) в г. Комсомольск – на – Амуре.
Головной корабль проекта 50 СКР «Горностай» был заложен на стапеле завода № 445 (позже завод им 61 Коммунара) в г. Николаев 20 декабря 1951 г., спущен на воду 30 июля 1952 г. и принят в состав ВМФ после длительных испытаний только 30- июля 1954 г.
Всего до 1959 г. было построено 68 ед. кораблей проекта. После эсминцев проекта 30бис (70 единиц) это была вторая в отечественном флоте по численности серия кораблей, водоизмещение которых было более 1000 тонн. Вся серия была построена, по сути, за 7 лет, начиная с момента закладки головного корабля, а сдача ВМФ всей серии уложилось в 5 лет. При этом 20 ед. было построено на заводе № 445 (сдача с 1954 г. по 1956 г.), 41 ед. на заводе № 820 (сдача с 1954 г. по 1959 г.), 7 ед. на заводе № 199 (сдача в 1954 г.). Строительство велось методом крупносерийного поточного производства. Была применена технология блочного формирования корпусов с насыщением каждого блока в специализированных цехах заводов. Корабль в конечном итоге собирался на стапеле из пяти отдельных блоков, доставляемых из цехов заводов по специально сооружённой системе транспортировки. В результате этого сроки постройки кораблей значительно сокращались. Построечный период серийных кораблей от закладки до сдачи ВМФ занимал в среднем всего 10-12 месяцев, а у отдельных кораблей и всего 4-6 месяцев. Впечатляет интенсивность постройки кораблей проекта и темпы пополнения флота новыми кораблями в те годы. Ежегодно сдавалось флоту каждым заводом от 6 до 8 ед. кораблей пр. 50. Так в 1954 г. завод № 820 сдал флоту 9 ед., завод № 445 – 8 ед., завод № 190 – 7 ед. Столь же интенсивно в те годы строились и более крупные корабли – эскадренные миноносцы проекта 30бис, построечный период которых составлял 14-18 месяцев. Сдача кораблей этого проекта четырьмя судостроительными заводами достигала 20 ед. в год. В том числе и дальневосточный завод № 199 в отдельные годы сдавал ВМФ 5-6 ед. кораблей проекта. Здесь уже не приходится говорить о подводных лодках и кораблях меньшего водоизмещения.
Корабли зачислялись во все флоты. На Северный флот изначально были зачислены 15 ед. кораблей проекта, на Балтийский – 16 ед., на Черноморский – 18 ед., на Тихоокеанский – 19 ед. На Тихоокеанский флот дополнительно к 7 ед. кораблей пр. 50 постройки завода № 190 (СКР «Зубр», «Бизон», «Аист», «Ласка», «Пеликан», «Пингвин», «Гепард») до 1959 г. были переведены Северным морским путём ещё 12 ед. кораблей постройки завода № 820 (СКР «Лунь», «Лось», СКР – 54, – 55, – 50, – 59, – 60, – 61, – 62 (позже «Иркутский комсомолец»), – 74, – 75, – 4, – 10. В разное время сторожевые корабли пр. 50 входили в состав различных соединений ТОФ: 173 брэм (бригада эсминцев, Петропавловск – Камчатский), 174 брэм, 196 брковр (Советская Гавань), 201, 202 брплк, 47 брковр, 45 брковр (Приморье). Позже из состава Северного, Балтийского и Черноморского флотов по одному скр проекта перешли на Каспий и вошли в состав Каспийской флотилии. 16 ед. кораблей проекта со временем были переданы в состав ВМС иностранных государств: ВМС Индонезии – 8 ед. (из состава ТОФ 4 ед.: СКР «Зубр», «Бизон», «Аист», «Пеликан»), ВМС Германской Демократической Республики – 3 ед, ВМС Болгарии – 3 ед.., ВМС Финляндии – 2 ед. Постройка кораблей проекта осуществлялась в Китае по переданной СССР технической документации.

В процессе своей службы сторожевые корабли проекта 50 продемонстрировали достаточно высокие эксплуатационные и мореходные качества, были достаточны просты в управлении и обслуживании. Условия обитаемости удовлетворяли экипажи в достаточной мере. Корабли проекта не смотря на ограниченную всего 5-тью сутками автономность по запасам питательной воды и топлива привлекались к выполнению задач боевой службы. В основном задачи боевой службы в районах Средиземного моря в составе 5 опэск и районах Индийского океана в составе 8 опэск выполняли сторожевые корабли проекта из состава Черноморского флота.
Сторожевые корабли Тихоокеанского флота выполняли задачи боевой службы в районе Корейского пролива. Привлекались к выполнению задач и в более отдалённых районах. Так СКР – 54 из состава 29 днплк 45 брковр (залив Владимира) в 1981 г. выполнял задачи в Южно – Китайском море (Камрань). При этом переходы в район несения боевой службы и обратно производился своим ходом.
Сторожевые корабли проекта 50 в составе флотов эксплуатировались до 1990 г.. Большинство кораблей проекта прослужили на флоте более 30 лет. Корабли проекта, входившие в состав Тихоокеанского флота, эксплуатировались до 1989 г. СКР «Ласка» (1954 г. постройки) приказом ГК ВМФ исключен из боевого состава Тихоокеанского флота в 1981 г., СКР «Гепард» (1954 г. постройки) – приказом ГК ВМФ – в 1984 г., СКР «Лось» (1955 г. постройки), СКР – 55 (1955 г. постройки), СКР – 50 (1956 г. постройки), СКР – 54 (1956 г. постройки), СКР – 10 (1958 г. постройки) – приказом ГК ВМФ – в 1987 г.., СКР «Пингвин» (1954 г. постройки), СКР – 74 (1956 г. постройки), СКР – 75 (1956 г. постройки) – приказом ГК ВМФ– в 1988 г.., СКР «Лунь» (1954 г. постройки), СКР – 61 (1956 г. постройки), СКР «Иркутский комсомолец» (1956 г. постройки), СКР – 59 (1956 г. постройки), СКР – 4 (1958 г. постройки) – приказом ГК ВМФ– в 1989 г. Наибольший срок службы – 35 лет в составе ТОФ был у СКР «Лунь».


Литература: - Бережной С.С., «Сторожевые корабли ВМФ СССР и России 1945-2000 г.г.                  
                        (справочник по корабельному составу)», приложение к журналу
                        «Моделист – конструктор» ;
                      - Буров В.Н., «Отечественное кораблестроение в 3-м столетии своей
                        истории», 1995 г., СПб, «Судостроение»;
                      - «История отечественного судостроения», тома 4, 5 «Судостроение в
                        послевоенный период 1946-1991 г.г.», 1996 г., СПб, «Судостроение».
                      - Кузин В.П., Никольский В.И., «Военно-морской флот СССР 1945-1991»,
                        1996 г., СПб, Историческое морское общество.
 
                         информацию подготовил  капитан 1 ранга запаса Янгаев М.Ш.